Вопросы из учебника биологии. (Притча)
Написал Андрей (админ)   
Thursday, 24 April 2008

От: Кент Ховинд

Кому: Автор учебника

Тема: Учебник биологии

  • Кент: Здравствуйте! Я Кент Ховинд. Вы автор этого учебника?
  • Автор учебника (АУ): Да, это я. Рад встретить вас.
  • Кент: Я прочесываю ваш учебник биологии, и у меня возникли некоторые вопросы. У вас есть время?
  • АУ: Конечно! Спрашивайте!
  • Кент: Как долго вы преподаете биологию?
  • АУ: Уже почти тридцать лет.
  • Кент: У вас красивый учебник, и большой – более 1,200 страниц.
  • АУ: Спасибо! Много людей работало над ним вместе со мной. Приблизительно двести человек пересматривали его для точности. Мы полагаем, это один из лучших на сегодняшнем рынке.
  • Кент: Я сам преподавал биологию пятнадцать лет.
  • АУ: Здорово! Нам надо сегодняшних студентов учить биологии.
  • Кент: Я согласен. Мне реально понравилась ваша вводная статья о том «Как геккон пренебрегает гравитацию» (стр.1). Это было изобретательным экспериментом – придумать измерить вес, который геккон может нести на своей спине, когда висит на потолке.
  • АУ: Я знаю. Результаты были колеблющимися. Крошечный геккон, теоретически, способен нести на своей спине груз, весом в 90 фунтов (около 40 кг.)
  • Кент: Это поразительно, однако вы закончили словами «технически переусложнены». Вы действительно верите, что ноги геккона спроектированы? Дальше ваш учебник догматически учит теории эволюции, без проектировщика.
  • АУ: Выражение «спроектированный» всего лишь форма речи. Это выглядит спроектированным, но все ученые знают, что это эволюционировало. Проектировщика не существует.
  • Кент: Можете объяснить, как лапы геккона развились до таких невероятных технически переусложненных лап, как те, что у него сейчас? Я не могу представить, как это могло произойти.
  • АУ: Это не выглядит невероятным, они есть у геккона – стало быть, они развились. Когда нам выделят деньги, мы проведем эксперимент, что бы попробовать вычислить как они развились. Прелесть науки. Мы всегда учимся (2-ое Тимофею 3:7).
  • Кент: Возможно ли, что они реально были спроектированы?
  • АУ: О, нет! Это будет предполагать проектировщика, а все ученые знают, что нет никакого проектировщика. Мы можем объяснить все во вселенной посредством этой славной эволюционной теории.
  • Кент: Я заметил, что вы начали ваш учебник со слов, что биология это «научное исследование живых организмов и их эволюции» (стр.3). Разве вы не упустили серьезный шаг в научном процессе?
  • АУ: Какой шаг?
  • Кент: Очевидный момент. Прежде, нежели вы будете изучать «как они эволюционировали», не было бы логичным определить, «эволюционировали ли они»? Вы начинаете с очевидным предубеждением.
  • АУ: О, нет! Все ученые знают, что все развивалось. Сегодня нам только осталось определить то, как это произошло.
  • Кент: Я заметил, как вы заявили, что «вне научные критики» называют эволюцию «только теория» (стр. 8). Существуют ли люди внутри науки, которые не верят в эволюцию?
  • АУ: Абсолютно нет! Вы не можете быть ученым и не верить в эволюцию.
  • Кент: О, позвольте мне разобраться, верно ли я вас понял. Любой, кто не верит в эволюцию, не может называться ученым; следовательно, все ученые верят в эволюцию. Это так?
  • АУ: Именно! Я бы не смог  сказать лучше.
  • Кент: Что вы подразумеваете под словом «эволюция»?
  • АУ: Эволюция это изменения с течением времени, которое относится ко всем живым существам (стр. 10).
  • Кент: Выглядит скорее неопределенно. Существуют ли ограничения в этих изменениях?
  • АУ: Из того что мы знаем – нет. Если есть достаточно времени, все может произойти. Простые формы жизни, подобно бактерии, могут эволюционировать в китов – через миллионы лет.
  • Кент: Кто-то выдел, как бактерия производит нечто иное, чем бактерия?
  • АУ: Нет, но это произошло 600 миллионов лет назад в Кембрийском периоде. Никто не может заставить это произойти сегодня.
  • Кент: В обсуждении научного метода, ваша книга говорит «Когда важное открытие публикуется в газетах, другие ученые пытаются повторить результат, производя контроль на точность и честность. Неповторяющийся результат не принимается как что-то серьезное» (стр. 9). Если никто не может перепроизвести результат с эволюцией бактерии, почему же любой принимает серьезно эту идею, что это было 600 миллионов лет назад, и только один раз? Не делает ли это идею бактерия-стала-китом более религиозной, нежели научной?
  • АУ: О, нет! Мы не допускаем религию в учебники – только науку.
  • Кент: Хорошо, я действительно не понимаю. Ваша книга гласит «Научный процесс инволирует отторжение гипотез, которые несовместимы с результатами экспериментов и наблюдений» (стр. 9). Однако не существует результатов экспериментов или наблюдений бактерий, производящих что-то иное, но не бактерию. Так как же смогла гипотеза о «бактерия-стала-китом» не быть отторгнутой?
  • АУ: Просто! Мы не называем ее гипотезой. Мы называем ее фактом. Поэтому у нас и нет хлопот с объяснением этого положения. Любой, кто спрашивает факты, будет уволен, осмеян, или ему будет запрещено публиковаться в научных журналах – или и то и другое. Истинная наука должна быть защищена от псевдо науки.
  • Кент: Звучит, как если бы вы были верным защитником эволюции, эээм, науки, я имел в виду.
  • АУ: О, да! Так и есть. И вся команда. Поэтому мы и написали эту книгу.
  • Кент: Должен признать, что в вашем учебнике огромное количество великолепной науки.
  • АУ: Спасибо, мы много трудились над этим.
  • Кент: Могу ли я задать еще несколько вопросов?
  • АУ: Конечно! Наука имеет почти все ответы.
  • Кент: На десятой странице вашего учебника есть большая картинка Чарльза Дарвина, гораздо больше, чем картинка любой другой личности в книге. Под картинкой написано «великий биолог».
  • АУ: Да, он был великим биологом, и заслуживает выдающееся место в учебнике и истории. Разве не выглядит он величественно на этой картинке?
  • Кент: Да, выглядит, но я не понимаю, почему вы зовете его «ученым», когда он имел только степень теолога. Почему вы не зовете его «преподобный Дарвин»?
  • АУ: Мы не хотим смущать студентов. Мы знаем, что он не имел ученой степени, но он сделал хорошее научное исследование.
  • Кент: А может ли сегодня человек, имеющий степень богословия, считаться ученым?
  • АУ: Нет, если он не верит в эволюцию. Все ученые верят в эволюцию.
  • Кент: На странице десять вы упомянули людей, которые верят в сотворение.
  • АУ: Да, можете поверить, что, не смотря на продвижение науки, все еще существуют миллионы необразованных людей, которые отказываются видеть истину эволюции, и придерживаются креационизма! Нам нужно больше денег для образования.
  • Кент: Многие обзоры показывают, что около 50-60 % верят, что Земле только несколько тысяч лет, и Бог сотворил ее.
  • АУ: Я знаю, и это заводит меня работать больше для распространения теории эволюции.
  • Кент: На странице десять вы сказали, что во времена Дарвина люди считали, что виды были «особо сотворены и неизменны в течении всего времени». Выглядит немного несправедливо. Почему вы использовали слово «вид», а не «род», как многие из них использовали? Все они были согласны, что вариации происходят, ограничено. Они просто не считали, что наблюдаемые вариации могли изменять какое-либо растение или животное в другой РОД.
  • АУ: Я знаю. Я слегка исказил их позиции, но я должен был сделать это, что бы мои студенты усвоили одно положение.
  • Кент: Какое положение?
  • АУ: Что креационисты дураки. Что креационисты против науки. Что эволюция истина.
  • Кент: Я думаю, нам надо определить значение слова «эволюция». Вы сказали «эволюционная теория Дарвина объясняет и описывает, как организмы на Земле изменялись и получили разветвление в новых формах». Выглядит, что вы упустили несколько значительных моментов в научном процессе.
  • АУ: Какие моменты?
  • Кент: Вы не объяснили, откуда взялись эти организмы. Ваша теория видов начинается с середины, и происхождение времени, материи, законов и жизни принимает как данность.
  • АУ: Ничто из этого не есть часть науки.
  • Кент: Тогда зачем вы написали целую главу на эту тему? Происхождение жизни это часть теории эволюции?
  • АУ: Очевидно, жизнь должна была начаться с тем, что бы эволюционировать.
  • Кент: На шестидесятой странице я обнаружил следующее: «Исследователи единодушно соглашаются, что жизнь возникла случайно из ранних вод менее чем 4 миллиарда лет назад». На страницах 56 и 1153 вы кратко упомянули Луи Пастера, но нигде не упомянули об экспериментах его и Рэди, которые показали, что случайное происхождение жизни невозможно. С тех пор никто не подходил к сотворению жизни, и эта теория является невоспроизводимым результатом, почему же вы тогда ведете студентов к вере, что происхождение жизни – часть науки?
  • АУ: Мы знаем, существует серьезная проблема со случайным происхождением, но мы определенно не хотим смущать студентов. Мы чувствуем, что лучше затушевывать эти проблемы, когда они их обнаруживают. Позднее, в школах с уклоном, они могут получить субсидию на собственные исследования, если они этого захотят.
  • Кент: Мне сейчас надо идти, но я хотел бы задать вам еще вопросы, позже, если вы не возражаете.
  • АУ: Нет проблем. Наука решила множество проблем, и я уверен, она решит еще больше, не прибегая к а-научной идее о Вселенском создателе. Чувство того, что мы эволюционировали и являемся хозяевами нашего назначения, действительно освобождает нас.
  • Кент: Уверен, что это так. Увидимся позже, АУ.
Последнее обновление ( Thursday, 24 April 2008 )